Забытый «Русский Эдиссон»

Забытый «Русский Эдиссон»

Мало кто знает, но первый в мире экзоскелет – «эластипед» — придумал в конце XIX века российский гениальный изобретатель Николай Ягн, чье имя, к сожалению, сегодня известно только десятку-другому специалистов.

Корни рода Ягнов теряются в глубине веков. Далёкие предки Николая Фердинандовича были чешскими немцами. Его дед, Иван Николаевич Ягн, окончил Петербургскую Медико-хирургическую академию, позже отличился при борьбе с эпидемией холеры в Саратовской губернии, и, дослужившись до чина коллежского советника, получил потомственное дворянство. Медиком стал и изобретателя – Фердинанд Ягн после окончания медицинского факультета Московского университета, работал в Сызрани, часто переписывался с Львом Толстым и считал себя поклонником теории об «опрощении» жизни.
Несомненно, «опрощенческие» идеи великого писателя Фердинанд Николаевич внедрял и в семейный быт, а посему его сын Николай Фердинандович не получил никакого официального высшего образования, приобретя все свои энциклопедические познания исключительно путем самообразования. Впрочем, звание самоучки нисколько не мешало Николаю Фердинандовичу искать себя в самых разных областях науки и техники.

Первое изобретение он сделал в возрасте 25 лет, в 1874 году, когда работал кочегаром в Сызрани – Ягн разработал и внедрил способ автоматической подачи воды в паровой котел. Заработав на этом патенте некоторую сумму денег, Николай Фердинандович переселился в Москву, где он изобрел чувствительный высотомер — устройство, позволявшее с высокой точностью определять при нивелировочных работах высоты точек земной поверхности. Затем Ягн перебрался в столицу, в Петербург, где и прожил практически всю жизнь, занимаясь созданием самых разных приборов. К примеру, для кочегаров он создает «холодильные занавески», защищающие рабочих от жара раскаленных печей. Берет патенты на оригинальный гидравлический двигатель и на судовой гребной винт с изменяемой геометрией лопастей. В числе его изобретений и резиновые шины для конных экипажей, и ружейный прицел, и снеготаялка, и сушилка для овощей, и особая – «вечная» — пробка для бутылок, и установка по стерилизации воды.

Но вот самым оригинальным и самым новаторским его изобретением стал «эластипед» — агрегат для облегчения и ускорения ходьбы и бега.

«Эластипед» представлял собой систему пружин, закрепляемых на теле человека, которые должны были усиливать прыжки и движения человека при движении вверх – скажем, при подъеме на лестнице.

Вскоре Николай Ягн стал широко известной фигурой в инженерных и промышленных кругах Петербурга. Его приняли действительным членом электротехнического отдела Императорского Русского технического общества, где состояли такие именитые изобретатели, как П.Н. Яблочков, А.Н. Лодыгин и Д.А. Лачинов. Знали Николая Фердинандовича и многочисленных воздухоплавательных кружках и сообществах – особенно Ягн любил экспериментировать с воздушными змеями собственной системы. А еще он написал две астрофизических работы, в которых он – задолго до Эйнштейна – подверг резкой критике господствовавшую в позапрошлом веке теорию о существовании «мирового эфира».

В 1905 году Николай Фердинандович на 57-м году жизни скончался от диабета. Петербургская газета «Новое время» писала: «Это был один из талантливейших русских людей. Все изобретения Н.Ф. Ягна отличались оригинальностью и новизной мысли. Николай Фердинандович был добрейшим человеком, доступным для всякого, кто обращался к нему за советом».

Добавить комментарий
* Все комментарии проходят модерацию