Славное первое июня

Славное первое июня
1 июня 1794 английский флот под командованием лорда Хоу (25 линейных кораблей) встретился с франц. флотом под командованием адм. Вилларе де Жуаеза (26 кораблей). После четырехчасового боя французы были разгромлены, шесть кораблей захвачено в плен, а корабль «Ванжер» потоплен. Но при этом 11 британских кораблей получили серьёзные повреждения. Этот случай лег в основу франц. легенды, согласно которой корабль отказался сдаться и ушел под воду со всем экипажем и поднятыми флагами. В действительности корабль спустил флаги, а капитан и более 200 чел. команды были подобраны шлюпками англ. флота. Согласно данным французов, они потеряли 3000 чел., не считая пленных, англичане потеряли убитыми и ранеными 922 чел. Это событие известно главным образом под названием «Славное первое июня».

Боевой дух французских моряков был низок, командам отчаянно не хватало выучки, зато революционный дурман будоражил умы, и в 1793 г. в бухте Киберон случилось восстание. Вице-адмирал Мора де Галль даже угодил в заключение за неспособность навести порядок и дисциплину. Положение дел выровнялось благодаря проведению административных реформ адмиралом Вилларе-Жуайёзом. Однако положение Франции на море все равно оставалось очень невыгодным. Как бы там ни было, для обучения команд французским капитанам приходилось выходить в море и идти на риск столкновения с британскими кораблями, вполне готовыми к боевым действиям.

Так или иначе, в мае 1794 г. французское правительство приказало командованию Брестской эскадры, состоявшей из 26 линкоров, отправиться в Атлантический океан для обеспечения мощного прикрытия каравану из 117 торговых судов, плывущих от берегов Америки с грузом зерна. 28 мая французская эскадра столкнулась с британской, состоявшей из 25 линкоров и действовавшей под началом уже немолодого и крайне опытного флотоводца, адмирала Ричарда Хоува.

Большую часть офицерской карьеры Хоув потратил на улучшение британской тактики морского боя, укрепление дисциплины и усовершенствование системы подачи сигналов. В предстоявшем сражении он, следовательно, имел все возможности применить полученные знания и наработки. Заметив эскадру Хоува, французы попытались скрыться, но Хоув не отрывался и в ходе столкновения в первый день захватил замыкающий корабль французского строя «Революсьонер».

Во второй день, 29 мая, обе стороны вели бой в типичной для восемнадцатого столетия манере. Противоборствующие флоты выстроились параллельно один другому, дабы иметь возможность дать по врагу бортовые залпы. Артиллерийская канонада, несмотря на хорошие результаты, не при — несла перелома в сражении. Некоторым французским кораблям пришлось отойти, но ввиду прибытия в поддержку французам нескольких свежих судов силы все равно оставались более или менее равными.

Решающее столкновение состоялось 1 июня, когда Хоув замыслил прорвать неприятельскую линию смелым приемом, осуществление которого стало возможным благодаря превосходству британцев в подготовке, но даже и при столь важном факторе она едва сработала. Тактика прошла апробацию в сражении у островов Святых в 1782 г., но в описываемый период все еще считалась крайне инновационной, а потому многие флотоводцы предпочитали не мудрствовать и продолжали использовать старый линейный строй.

Опасность провода кораблей через неприятельскую линию по перпендикуляру к ней носила, если можно так сказать, двоякий характер. Сближаясь с вражескими судами с целью прорыва их строя, атакующие оказывались незащищенными перед бортовыми залпами противника, не имея возможности ответить огнем на огонь.

Относительно уязвимые носовые части смотрели на неприятеля, позволяя тому посылать смертоносное железо и наносить потери командам, а равно выводить из строя мачты и паруса, лишая хода. Кроме того, атакующая эскадра утрачивала взаимодействие, поскольку командование не могло дирижировать процессом в условиях, когда суда больше не оставались на фиксированных позициях.

На диаграмме показаны положения уклоняющеюся от удара и наносящею ею корабля в ходе боевого соприкосновения. Хорошо нацеленный бортовой залп мог привести к сокрушительным последствиям, по линия огня бывала такой узкой, а время, требовавшееся на перезарядку, столь длительным, что позволяли противнику выполнить маневр на уклонение и отойти на приличное расстояние.

После проведения маневра предстояло вести дальнейший бой из положения под ветер (против ветра) по отношению к неприятелю, но в большинстве случаев британские адмиралы старались не лишать себя преимущества действий с наветренной стороны. Когда они принимали на себя ветер первыми, им в меньшей степени мешал дым от артиллерийского огня, поскольку стихия уносила его в направлении противника, позволяя помимо всего прочего лучше видеть сигналы.

Однако очень уверенный в себе флотоводец мог рискнуть и выполнить маневр на прорыв. Если корабли вклинивались в промежутки между судами вражеской линии, в момент следования через нее они получали шанс бить в незащищенные носовые и кормовые части с обоих бортов разом.

Находясь с подветренной стороны, становилось возможным дольше не закрывать орудийные порты нижних палуб ввиду некоторого крена на пассивный борт и, соответственно, меньшей опасности зачерпнуть воду; поврежденные корабли обретали более безопасные условия для ремонта, а выведенные из строя неприятельские сносило к подветренной стороне, где атакующие могли нанести им еще больший ущерб или захватить.

Остатки французского флота смогли дойти до Бреста. Транспорт пришёл в Брест чуть ранее.

В результате этой акции и двух менее значительных в 1795 г. французы уступили британцам господство на море и впоследствии по большей части держали свой флот в портах и оборонялись.

Добавить комментарий
* Все комментарии проходят модерацию