Из серии «Солдатские байки»:

Из серии «Солдатские байки»:
«Поиски снайпера…»

С первых часов начинаешь понимать в какой дурдом мы попали! И вспоминая перед отправкой инструктаж «опытных инструкторов», в глубине души всё закипает, бешенство накатывает волнами, дробя твою душу, сердце и ломая восприятие действительности. А что ты, да и любой мог сделать при этой ситуации? Да ничего! Ты просто, как шестерёнка, малая гайка попал в колесо истории и общего «развода», придуманные дядьками там наверху, чтобы оттяпать там какие-то свои большие дела!

Я начинал понимать, что здесь одна только задача – «Выжить, выжить и выжить…». И вот именно здесь я тогда впервые вдруг пришёл к мысли, что без Господа Бога, мы все, а точнее я, не выживем, не выживу и сидя, плечо к плечу с бойцами-десантниками в этом уничтоженном городе вдруг, как в кино увидел перед собой текст молитвы «Отче наш»! Из которого я знал только начально две строки, а тут весь текст полностью. Я достал из кармана маленький блокнотик, в котором прописывал свои стихи на ходу и вписал тот текст, чтобы потом сверить в церкви. Вот этот текст той молитвы, которую, я записал, причём виделась она мне не на русском языке, а на славянском, буквы прописаны были кириллицей:

Иже еси на небесех!
Да светится имя Твое,
Да придёт царствие Твое,
Да будет воля Твоя,
Яко на небеси и на земли.
Хлеб наш насущный даждь нам днесь,
И остави нам долги наша,
Яко же и мы оставляем
Должникам нашим,
И не введи нас в
Во искушение, но избави
Нас от лукавого,
Яко твое есть Царство
И сила, и слава
Во веки веков!
Аминь!

И, что ошеломительнее всего, вернувшись потом домой, придя в церковь, я специально сверил этот текст, он был один в один, буква в букву идеально мной написан, хотя я его полностью никогда не знал! Ну, не чудо ли это?

Очнувшись от наваждения, я спросил Александра: «А как будем его выкуривать оттуда?»
На что Александр, криво улыбнувшись, ответил: «Если что, так из подствольника рубанём, но лучше было бы взять живьём, пацаны жаждут «представления»! А иначе и нельзя, каждая такая тварь должна знать, что ждёт его при поимке. И он убедительно провёл ладонью своей руки по горлу, театрально показывая казнь…

Один из десантников, глядя на него, сказал: «Сань, на себе не показывай, дурная примета!»
На что тот ответил: «Да, все эти приметы блекнут, после того, что ты здесь увидишь, особенно, когда я увидел наших ребят, распятых, обезглавленных и повешенных на столбах! Какие уж тут на хрен, приметы!»

Хотя, как расправляются со снайперами, я уже знал, их участь всегда была мучительна и трагична, а почему они попадали к нам в плен — мне до сих пор не ясно. Продажная душонка, видимо и жить хотелось очень сильно, хотя перед этим сам унёс не один десяток жизней. Рассказывали очевидцы, что их и БМПешками раздирали, и подвешивали на верёвках, сбрасывая с оконных проёмов верхних этажей, и они так и висели, болтаясь на ветру, облепленные воронами. Более того, избитые при многочасовых допросах, выводились на окно какого-либо этажа дома, выдернув чеку, в штаны вбрасывали гранату и пинком вышвыривали вниз. Разносило в клочья…

Источник:

Добавить комментарий
* Все комментарии проходят модерацию