Вооруженные силы ИРИ

Вооруженные силы ИРИ

Численность Сухопутных войск – от 350 до 545 тысяч человек, из них не менее 230 тысяч – контрактники-профессионалы, а оставшаяся часть – призывники. Подразделяются на 10-12 дивизий. На вооружении: 1500-1700 танков, из которых лишь 100 – современные, иранской разработки; 1100 БТР, БМП и бронированных машин; 3200 орудий, лишь 1100 из них – самоходные артиллерийские установки; 900 установок залпового огня разных типов. В большом количестве присутствуют переносные зенитно-ракетные комплексы и противотанковые управляемые ракеты советской и российской разработки.
ВМС: 65 самолетов и вертолетов устаревших образцов, 5 фрегатов, 3 корвета, 28 подлодок (иранского, советского, северокорейского, британского производства). «Козырь» иранских ВМС — три российские подлодки проекта 877ЭКМ «Палтус» постройки начала 1990-х годов.

Система ВВС и ПВО. Располагает 300 самолетами (из них примерно 130 истребителей и 170 штурмовиков) и 200 вертолетами. Основной массив техники нуждается в капитальном ремонте. Противовоздушная оборона представлена советскими/российскими как минимум десятью ЗРК С-200, 45-ю С-75, 29-ю «Тор-М1» и 30-ю британскими «Рапира» ближнего радиуса действия. Поступали сообщения о поступлении нескольких батарей С-300 из Белоруссии.

Более подробно о ВВС-ПВО и Сухопутных войсках мы расскажем в следующих материалах.

Сегодня мы рассмотрим вторую составляющую военного потенциала ИРИ — Корпус стражей Исламской революции. В случае начала полномасштабного военного конфликта именно на долю ВМС КСИР и национальных ВМС выпадет нанесение ответного удара по агрессору в Персидском заливе и Ормузском проливе.
Как отмечают американские военные аналитики Александр Уилнер и Энтони Кордсмэн (Alexander Wilner and Anthony H. Cordesman) ,

«Открытые источники свидетельствуют: Иран сейчас создает все возрастающий потенциал для асимметричного ответа. В его основе – легкие скоростные морские суда, мини-субмарины, противокорабельные ракеты, «умные» мины, легкое управляемое вооружение (типа переносных противотанковых ракетных комплексов), беспилотные летающие аппараты (БПЛА). Всё это – эффективные инструменты асимметричного ответа на вызов превосходящих сил противника, использующих обычное (не массового поражения) оружие.

…Эти системы не отличаются высоким уровнем технологий и легко бронированы. Но они не требуют больших капитальных вложений и предназначены для преодоления превосходящей военной технологии за счёт собственных многочисленности и высокой мобильности. Иран понимает, что он не сможет «по приемлемой цене» воевать с США, находясь в прямой военной конфронтации. Соответственно указанные военные мощности и активы Ирана созданы и предназначены для ударов по уязвимым целям и критически важной инфраструктуре – таким как судоходство в Персидском заливе, нефтяные танкеры, нефтяные платформы, береговые опреснительные установки».

Комбинация иранских легких скоростных кораблей, малых летательных аппаратов, ракет и мин может нанести тяжелейший урон и противостоящему Ирану флоту. Как писал в Asia Times военный аналитик фонда Катона, Дэвид Айзенберг, в 2002 году масштабные учения ВМС США в Персидском заливе показали, что при внезапном массированном нападении противника будет уничтожено до 16 кораблей США (в том числе авианосец, 10 крейсеров, 5-6 десантных кораблей), и более 20-ти тысяч американских военнослужащих. Учения, включавшие практические маневры и компьютерное моделирование, проходили под руководством генерал-лейтенанта морской пехоты США Пола Ван Райпера. Эксперт отмечал, что «в последующие годы Иран вложил немалые средства для того, чтобы обеспечить применение стратегии Райпера».