«Штурмовые взводы» Русской императорской армии

«Штурмовые взводы» Русской императорской армии

С установлением на театрах Первой мировой войны позиционной войны воюющие стороны пришли к выводу, что необходимо менять тактику наступательного боя, так как привычные методы ведения наступательных операций приводили к многотысячным потерям при захвате нескольких сотен метров глубоко эшелонированной линии обороны противника.

В Германии чуть раньше (Sturmbataillon), а в русской и австрийской армиях к 1916 году инициативой снизу (от войскового начальства) были рождены особые элитные подразделения, предназначенные для прорыва обороны неприятеля в «окопной войне», главным навыком которых должна была стать меткость метания гранат в узкие окопы противника.

Родоначальником таких особых подразделений в Русской армии считают командующего 5-й армией генерала от кавалерии П. А. Плеве, который издал приказ:

…сформировать из них при каждой роте особые команды бомбометателей (тем более что)… безоружных… по недостатку винтовок имеется достаточное число в каждой дивизии… (В них) избирать людей смелых и энергичных, вооружить каждого десятью гранатами, удобно повешенными на поясе, и топорами произвольного образца, а также снабдить каждого лопатой, по возможности большой, и ручными ножницами для резки проволоки.

— Приказ по 5-й армии № 231 от 4 октября 1915 года.

С конца 1915 года «штурмовые взводы» («взводы гренадер»), к которым были прикреплены инструкторы-сапёры, появились во всех пехотных и гренадерских полках Русской армии по специальному секретному приказу командующим всех фронтов. Взвод состоял из одного офицера, четырёх унтер-офицеров, 48 нижних чинов. Вооружались и экипировались гренадеры «шлемами Адриана», карабинами (офицеры — револьверами), кинжалами-бебутами, 7—8 гранатами, которые носились в специальных брезентовых чехлах, надеваемых крест-накрест через плечо, стальными щитами (не менее одного на двух гренадер). Каждый взвод должен был иметь по два бомбомёта.

Подразделения гренадер использовались для ближнего боя в условиях окопной войны. Их недостатком было, однако, отсутствие тяжёлого вооружения. Боевой опыт потребовал укрупнения состава ударных частей, и «штурмовые взводы» к 1917 году уступили место «штурмовым батальонам», которые были в силах решать оперативно-стратегические задачи. Показательно, что в германской армии развитие штурмовых подразделений также привело к их «батальонному» размеру.

«Штурмовые части» к началу 1917 года
В качестве демонстрации форм, которые приняли «штурмовые части» Русской армии к началу 1917 года, современные историки пишут о приказах и мероприятиях по Особой армии генерала от инфантерии П. С. Балуева, которая входила в состав Юго-Западного фронта. 2 февраля 1917 года в приказе № 109/10 говорилось:

организовать… специальные «ударные отряды» для того, чтобы дать в руки начальников надёжное средство для проявления частной активности… при обороне и вместе с тем создать кадр хорошо обученных смельчаков, применение которых при наступлении пехоты придаст ему большую живость и уверенность.
Приложением к этому приказу шла инструкция № 320/48 под названием «Наставление для ударных частей».

Согласно наставлению, при каждой пехотной дивизии создавались «ударный батальон» трёхротного состава (каждая рота — из трёх взводов) и техническая команда, состоявшая из пяти отделений: пулемётного (4 пулемётных взвода по два ручных пулемёта); миномётного; бомбомётного (четыре взвода); подрывного (подрывной и ракетный взводы); телефонного (6 телефонных и 4 подслушивающие станции). Бойцов-штурмовиков называли «гренадерами». К обязательному индивидуальному снаряжению добавился противогаз. Каждый батальон вооружался тяжёлым вооружением и снабжался техническими средствами: 8 станковыми пулемётами, 8 ручными пулемётами (Шоша или Льюиса), 4 миномётами, 8 бомбомётами, 200 сигнальными ракетами, 7 телефонными аппаратами и телефонным проводом (24 версты); подрывного имущества должно было хватать на устройство восьми проходов в колючей проволоке.

Обучение гренадер

В Особой армии была организована школа «инструкторов гренадерского дела», первый выпуск которых состоялся в мае 1917 года. В школу направлялись, согласно «Положению о школе гренадер…» (приказ № 313/47 от 23 марта 1917 года), по одному офицеру от каждой бригады или полка и по одному солдату от батальона пехоты или эскадрона кавалерийских стрелковых частей. В школе изучали все типы гранат, русских и иностранных, приёмы их бросания из различных положений — стоя, с колена, лёжа, из-за укрытий, из окопа, в окоп. Особо отрабатывалась меткость броска. «Гранатное дело» было в центре обучения. Изучались устройство гранат, способы и методы организации складов гранат, применение гранат в бою.

Гренадер должен был уметь кидать гранату на 50—60 шагов. Изучали также устройство пулемётов, бомбомётов, гранатомётов. Особое внимание уделялось развитию индивидуальной инициативы и навыков разведки и траншейной войны (изучению систем окопов и укреплений, искусственных заграждений, борьбы в узлах сопротивлений, приёмов ближнего боя и порчи оружия противника). Индивидуальное обучение сменялось групповым: ученики делились на группы «метальщиков» и «подносчиков». Группы обучались практическим навыкам ведения траншейного боя, в котором каждому гренадеру отводилась определённая роль: проделывание проходов в системах ограждения, атака окопа, бой в ходах сообщения, оборона окопа, организация пополнения в людях и гранатах.

После первого выпуска школа была разделена на две, получившие название «Северная» и «Южная», так как их территориально разнесли на фланги Особой армии. Обе школы стали обслуживать не только Особую армию, но и все армии Юго-Западного фронта. В ноябре, после того как школы успешно выпустили бы второй кадр инструкторов, командующий 11-й армией генерал-лейтенант М. Н. Промтов рекомендовал создать школы инструкторов при каждой армии и при каждом корпусе, чтобы каждый полковой «взвод гренадер» укомплектовать не просто «охотниками», но прошедшими специальное обучение военнослужащими. Но этому предложению не суждено было сбыться.

Задачи в бою
Штурмовые части должны были решать следующие задачи:

1. При прорыве укреплённых позиций противника:

а) штурм особо важных и особо укреплённых участков;
б) поддержка атаки пехоты первой линии наступления и развитие её успеха в траншеях (ликвидация противника);
2. При обороне:

а) бой для улучшения своего положения (захват отдельных пунктов при контратаках);
б) поиск для захвата пленных и разрушения оборонительных сооружений противника;
в) уничтожение противника, ворвавшегося в расположение части.

Тактика ведения боя
Ударные части требовалось располагать только в тылу. Использовать их в качестве частей, повседневно держащих линию фронта, или атаковать ими открытые участки запрещалось. На передовую они должны были выводиться только для выполнения поставленной боевой задачи, после чего возвращаться обратно в тыл. Предписывалось при подготовке наступления выводить ударные части на передовую за несколько дней до намеченного дня наступления, чтобы гренадеры, сделав разведывательные вылазки, могли лично ознакомиться с местностью и обороной противника. Если разведданные и время до начала наступления позволяли, предписывалось в тылу создавать макеты оборонительных сооружений противника в натуральную величину и на них проводить тренировки.

При атаках применялся групповой боевой порядок «волны» — бойцы передового отряда вооружались ручными гранатами для поражения живой силы, за ними следовали гренадеры, вооружённые гранатами Новицкого, для проделывания проходов в искусственных препятствиях, за ними следовали специалисты — сигнальщики, артиллерийские наблюдатели, телефонисты, пулемётчики, миномётчики. Замыкали боевой порядок санитары и подносчики.

Форма строя для траншейного боя — змейка. При атаке глубоко эшелонированной линии обороны противника «ударники» шли впереди цепей пехоты, совместно с разведчиками-пехотинцами. Резчики проволоки делали проходы в заградительных полях, и метальщики гранат, дождавшись выхода пехоты на рубеж атаки, подползали под прикрытием стрелкового огня пехотинцев и дымовой завесы к окопам противника на дистанцию метания гранаты, по команде «в атаку» забрасывали окопы противника гранатами и врывались в первую линию обороны, распространяясь далее по окопу во все стороны.

К концу 1916 года взводы гренадер стали в Русской армии обычными и повсеместно распространёнными воинскими подразделениями. Возникла необходимость ввести для них особые знаки различия. 16 ноября 1916 года начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал от инфантерии М. В. Алексеев направил Главковерху докладную записку:

С соизволения Вашего Императорского Величества при пехотных и стрелковых полках на время настоящей войны сформированы особые взводы гренадер.
В целях установления некоторого отличия в форме одежды нижних чинов гренадерских взводов полагалось бы установить для них на левом рукаве мундира и шинели особый знак, в виде нашитого из алого сукна изображения горящей гранаты, диаметром в один вершок.
На следующий день Николай II наложил на записку резолюцию «Согласен».

Однако из-за того, что приказ об учреждении новых воинских подразделений — «взводов гренадер» — был секретным, Главное интендантское управление (ГИУ) не смогло издать приказа об установлении знака различия для частей, которых как бы не существовало. Технический комитет ГИУ так и не смог не только разработать установленную форму знака, но даже получить из Ставки черновые рисунки предложенных знаков.

Так полномочия в разработке и введении знаков отличия для штурмовых частей остались на усмотрение армейского начальства. Каким образом вопрос с установлением отличительных знаков решался на практике, известно на примере первого выпуска школы «инструкторов гренадерного дела», созданной в Особой армии. В приказе № 461/68 от 11 мая 1917 года подробно расписаны особые знаки, которые вводились для окончивших школу: «знаки в виде пылающей гранаты, носимые на левом рукаве выше локтя». Размеры знаков не известны. Знаки подразделялись на три категории: для инструкторов-офицеров (пламя — по цвету сукна на погонах, граната — бархатная чёрная, крест галунный по цвету прибора — серебряный или золотой); для инструкторов-солдат (пламя — то же, что и у офицеров, граната — чёрного сукна, крест из материи или тесьмы по цвету прибора) и для всех нижних чинов, окончивших школу, но не получивших звание инструктора (граната без креста из целого куска сукна по цвету погон).

«Штурмовые взводы» Русской императорской армии, в процессе развития превратившиеся в «штурмовые батальоны», были элитными подразделениями, возникшими в результате освоения военной наукой практического опыта первого года Первой мировой войны и особенностей ведения боёв в условиях «траншейной войны». Это были передовые для своего времени в экипировке, отборе и подготовке личного состава части, созданные для ведения активной войны и успешно решавшие наступательные и оборонительные задачи с использованием новой тактики ведения траншейного боя. Русская армия в тактическом плане соответствовала своему времени и не отставала от своих неприятелей или союзников.

Про другое оружие:
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *