Мимишность этого поста зашкаливает.Детям до 18,беременным и особо впечатлительным читать не рекомендуется

Мимишность этого поста зашкаливает.Детям до 18,беременным и особо впечатлительным читать не рекомендуется

Отряд смерти

Отряд 731 действовал на территории Китая во время Второй мировой войны. В этом отряде проводились опыты на людях (военнопленных, похищенных) в поисках биологического оружия.

Создан в 1932 году, имел в составе три тысячи человек и дислоцировался на оккупированной территории Китая (район Пинфан города Харбина). Командовал отрядом генерал-лейтенант Сиро Исии. В распоряжении отряда 731 было 150 зданий на территории шести квадратных километров, в том числе две электростанции, артезианские скважины, аэродром, железнодорожная ветка. Для всего окружающего мира это было Главное управление по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии.

Для подопытных существовала специальная тюрьма, которая постоянно пополнялась новыми жертвами, для конспирации они назывались «бревнами». Всем пленным отряда давали трехзначные номера, заменяющие имя. «Они были для меня бревнами. Бревна нельзя рассматривать как людей. Бревна уже мертвые сами по себе. Теперь они умирали второй раз, и мы лишь исполняли смертный приговор», — говорил специалист по обучению персонала «отряда 731» Тошими Мизобучи.

«Отряд Исии» являлся гигантской фабрикой по производству смертоносных бактерий. В месяц производилось бактериальной массы чумы до 300 кг; сибирской язвы — до 500-600 кг ; брюшного тифа, паратифа, дизентерии — до 800-900 кг; холеры до 1 тонны.

«В отличие от артиллерийских снарядов бактериологическое оружие не способно мгновенно убивать живую силу, зато эти «невзрывающиеся бомбы» — снаряды, начиненные бактериями, — без шума поражают человеческий организм и животных, принося медленную, но мучительную смерть. Производить снаряды не обязательно, можно заражать вполне мирные вещи — одежду, косметику, пищевые продукты и напитки, съедобных животных, можно распылять бактерии с воздуха. Пусть первая атака не будет массированной — всё равно бактерии будут размножаться, и поражать цели.» – говорил генерал Иссии. К 1940 г. в отряде было разработано и испытано в полевых условиях девять типов авиабомб, предназначенных для рассеивания бактерий. Основной среди них стала керамическая бомба, взрывающаяся с помощью запального шнура. С 1939 г. и до лета 1945 г., то есть почти до самого окончания войны проводились многочисленные эксперименты по применению керамических бомб, начиненных чумными блохами.

Эксперименты по выведению этих бактерий проводились над людьми. Так, в отряде были специальные клетки, куда запирали людей. Эти клетки были такими маленькими, что пленники не могли пошевелиться. Их заражали какой-либо инфекцией, а затем наблюдали над изменениями состояния организма. Были и клетки по больше. Туда загоняли одновременно больных и здоровых, дабы отследить, насколько быстро болезнь передается от человека к человеку. Но каким бы образом его ни заражали, сколько бы ни наблюдали, конец был один — человека заживо препарировали, вынимая органы, чтобы увидеть как болезнь распространяется внутри. Иногда людям сохраняли жизнь и не зашивали их целыми днями, дабы доктора могли наблюдать за процессом, не утруждая себя новым вскрытием. При этом никакой анестезии обычно не использовалось — врачи опасались, что она может нарушить естественный ход эксперимента.
Но самые страшные эксперименты, проводившиеся на людях в отряде Исии, не имели отношения к биологическому оружию. Японские ученые изучали пределы выносливости человеческого организма.

Например солдаты императорской армии в Северном Китае зимой часто страдали от обморожений. «Опытным путем» доктора из «отряда 731» выяснили, что лучшим методом лечить обморожение было не растирание пострадавших конечностей, а погружение их в воду с температурой от 100 (37C) до 122 (50C) градусов по Фаренгейту. Выяснили это так, «при температуре ниже минус 20 подопытных людей выводили ночью во двор, заставляли опускать оголенные руки или ноги в бочку с холодной водой, а потом ставили под искусственный ветер до тех пор, пока они не получали обморожение, — рассказывал бывший сотрудник отряда. — После небольшой палочкой стучали по рукам, пока они не издавали звук как при ударе о деревяшку». Затем обмороженные конечности клали в воду определенной температуры и, изменяя ее, наблюдали за отмиранием мышечной ткани на руках. Среди таких подопытных был и трехдневный ребенок: дабы он не сжимал руку в кулачок и не нарушил чистоту эксперимента, ему воткнули в средний палец иголку.
Также проводились опыты в барокамерах. «В вакуумную барокамеру поместили подопытного и стали постепенно откачивать воздух, — вспоминал один из стажеров отряда. — По мере того как разница между наружным давлением и давлением во внутренних органах увеличивалась, у него сначала вылезли глаза, потом лицо распухло до размеров большого мяча, кровеносные сосуды вздулись как змеи, а кишечник, как живой, стал выползать наружу. Наконец человек просто заживо взорвался». Так был определен допустимый высотный потолок для японских летчиков.

А чтобы найти быстрый и эффективный способ лечения боевых ранений людей расстреливали, взрывали гранатами, сжигали из огнеметов.

Были и эксперименты просто для любопытства, тут фантазия экспериментаторов не знала границ. У подопытных вырезали из живого тела отдельные органы; отрезали руки и ноги и пришивали назад, меняя местами; вливали в человеческое тело кровь лошадей или обезьян; ставили под мощнейшее рентгеновское излучение; оставляли без еды или без воды; ошпаривали различные части тела кипятком; тестировали на чувствительность к электротоку; выкачивали насосом кровь. Любопытные ученые заполняли легкие человека большим количеством дыма или газа, вводили в желудок живого человека гниющие куски ткани.

Иногда эти эксперименты имели практический результат. Например, так появилось заключение о том, что человек на 78% состоит из воды. Чтобы это понять, ученые сначала взвесили пленника, а затем поместили его в жарко натопленную комнату с минимальной влажностью. Человек обильно потел, но ему не давали воды. В итоге он полностью высыхал. Затем тело взвешивали, при этом оказывалось, что весит оно около 22% от первоначальной массы.

В этом «отряде» не было никаких «отходов производства». После экспериментов с обморожением покалеченных людей отправляли на опыты в газовые камеры, а органы после экспериментальных вскрытий отдавали в распоряжение микробиологов. Каждое утро на специальном стенде висел перечень того, в какой отдел пойдут какие органы от намеченных к вскрытию «бревен».
Опыты тщательно документировали. Помимо кипы бумаг и протоколов в отряде было около 20 кино- и фотокамер. «Десятки и сотни раз мы вдалбливали себе в голову, что подопытные не люди, а всего лишь материал, и все равно при вскрытиях заживо у меня мутилось в голове, — рассказывал один из операторов. — Нервы нормального человека этого не выдерживали».

39 августа 1945 советские войска начали наступление против японской армии, и в отряде731 стали готовиться к эвакуации. Важнейшие материалы — описания применения бактериологического оружия на территории Китая, кипы протоколов вскрытий, описания этиологии и патогенеза, описания процесса культивирования бактерий — сжигали в специально вырытых ямах. Было решено уничтожить и остававшиеся на тот момент в живых «бревна», трупы сбросили в яму и сожгли, а пепел и кости были сброшены в реку Сунгари. Туда же были выброшены и экспонаты, собранные в многочисленных опытах – органы, конечности, препарированные тела, головы, которые хранились в специальном растворе в колбах. Часть из этих экспонатов были зараженными и демонстрировали различные этапы поражения органов и частей тела человека. «Недопустимо, чтобы в руки наступающих советских войск попал хотя бы один из этих препаратов», — заявило руководство отряда подчиненным.

Но часть наиболее важных материалов была сохранена. Их вывезли Сиро Исии и некоторые другие руководители отряда, передав все это американцам, благодаря этому он не предстал перед трибуналом и наказания не понес. Для США эта информация имела чрезвычайную важность. Вот выдержка из шифротелеграммы, отправленной разведкой США из Токио в Вашингтон: «Ценность японских данных по бактериологическому оружию настолько высока, что намного превосходит пользу преследования Сиро Исии за военные преступления».

После разгрома Квантунской армии в плен попало почти 600 тыс. японских военнослужащих. Советскими органами госбезопасности была проведена огромная работа по выявлению среди них лиц, имевших отношение к японским исследованиям в области биологического оружия (БО). Были выявлены даже жандармы, занимавшиеся «спецотправками» и расстрелами подопытных людей. С 25 по 30 декабря 1949 года в Хабаровске, в окружном Доме офицеров, прошел судебный процесс по делу 12 военнослужащих, обвиняемых в подготовке и применении БО. Им вынесли приговор в виде заключения в исправительно-трудовой лагерь сроком от 3 до 25 лет по степени виновности. Осужденные на длительные сроки отбыли в заключении в тюрьме в Иваново только 7 лет, причем в достаточно комфортабельных условиях. Рядовых сотрудников отряда № 731, не осужденных трибуналом, вскоре передали китайским властям.

В «отряде 731» работало почти три тысячи ученых (включая тех, кто трудился на вспомогательных объектах). И все они кроме тех, кто попал в руки СССР, избежали ответственности. Многие из ученых, препарировавших живых людей, стали в послевоенной Японии деканами университетов, медучилищ, академиками, бизнесменами. Среди них были губернатор Токио, президент японской медицинской ассоциации, высокопоставленные сотрудники Национального института здравоохранения. Военные и врачи, которые работали с подопытными женщинами (эксперименты с венерическими заболеваниями), после войны открыли частный роддом.